Искусство-Жизнь

 Делаем мир уютнее, а жизнь интереснее!

 
 
 

 

Новое немецкое кино

  1824 дня назад (18 июня 2014)   



По всей стране при поддержке Гёте Института проходят фестивали нового немецкого кино, на которых можно посмотреть киноновинки последних лет от лучших немецких режиссёров, да ещё и на языке оригинала с российскими субтитрами. Но что вообще значит определение "новое" применительно к немецкому кинематографу? Новое по временной шкале, недавно созданное или нечто большее? И если это кино новое, то что тогда можно назвать старым?

На волне зарождения кинематографа, Германия была одной из передовых стран, осваивающих новое направление искусства, а потому, ко времени прихода к власти Адольфа Гитлера уже имела свои киноконцерны, производственные студии и знаменитых на весь мир актёров. Только в одном Берлине в начале тридцатых годов было свыше 200 кинокомпаний: кино стало весомой статьёй доходов для Германии, так что, во время прихода к власти национал-социалистической партии, кинематограф стал оружием пропаганды. Лени Рифеншталь - любимый режиссёр Гитлера, женщина-постановщик и победительница Венецианского кинофестиваля, Файт Харлан и Фриц Хипплер - создатели самых нашумевших фильмов Третьего рейха, "Еврея Зюса" и "Вечного жида", практически полноправно властвовали в немецком кинематографе десяток лет, а многие звёзды кино, такие, как Марлен Дитрих или Фриц Ланг, вынуждены были мигрировать из страны, потому как картинам, не прославляющим Германию или не уничижающим другие народности, не было места на экранах кинотеатров.



В послевоенные годы в немецком кино случился кризис: если у восточногерманской киноиндустрии осталась киностудия Дефа, то у западногерманской не было ничего, и кинобизнес вынужден был потихоньку сдавать позиции. Именно после кризиса и полного упадка старого немецкого кино в Германии зародилось кино новое, послевоенное, высокохудожественное, а не просто отвлекавшее зрителей от их собственной жизни.  Конечно же, новое немецкое кино возникло в том числе по причине популярности в то время французской "новой волны" и нью-йоркской школы "подпольного кино", но немецкие кинематографисты сделали свою программу, довольно актуальную для состояния искусства Германии в то время. В начале 1960х годов 26 молодых немецких кинематографистов подписали "Оберхаузенский манифест", в котором отказались служить как какой-либо политической пропаганде, так и коммерческой направленности кинематографа. А уже в середине десятилетия на экраны начали выходить их первые полнометражные работы: "Оно" Ульриха Шамони, "Охота на лис запрещена" ("Сезон охоты на лис закрыт") Петера Шамони и "Прощание с прошлым" Александра Клюге.

Так кто же стал героем этого нового немецкого кино? Это был обычный среднестатистический немец с его скучной жизнью, бытовыми проблемами, задворками улиц, по которым он ходит, и  страхом потерять работу, который он испытывает. Кино долгое время не могло "выйти на улицы", так что, в конечном счёте "улицы пришли в кино". Пожалуй, самым известным фильмом немецкого нового кино стала лента Вима Вендерса "Небо над Берлином " 1987 года, которая на данный момент уже является классикой мирового кинематографа.



Что же сейчас? Несмотря на то, что ситуация с кинокомпаниями в Германии нормализовалась, и в стране создаётся не мало коммерческий фильмов для массового зрителя, которые из них даже выходят в широкий прокат в России (речь не только о фильмах с Тилем Швайгером, которые снял и спродюсировал он же), довольно большой пласт немецкого кинематографа всё же является не столько развлекательным продуктом, который зритель воспринимают под хруст попкорна и пшиканье газировки, сколько осмысленным режиссёрским высказыванием. Фильм 2012 года "Барбара" режиссёра Кристиана Петцольда получил столько позитивных откликов от критиков и зрителей, сколько за последние годы не собирал ни один германоязычный фильм, попав в пятёрку лучших фильмов года по мнению Национального совета кинокритиков США, хотя фактически, это типичный фильм нового немецкого кино: жизненная история о невозможности жительницы ГДР ни покинуть свою страну, ни воссоединиться с возлюбленным из ФРГ, снятый в довольно мрачных тонах, с минимумом деталей и сюжетных линий. Фильм Давида Внедта "Экстремистки", победитель немецкой кинопремии в 2011 году, вышедший в российский прокат только в 2014, тоже привлёк к себе внимание общественности. Картина рассказывает о взаимодействии юной сторонницы нео-нацистской идеологии и афганского беженца. Его же последняя работа, картина "Запретная территория" по роману Шарлотты Рош "Влажные области", уже менее социальна, но от этого не менее привлекательна: история одной семьи сквозь призму старшей дочери Хэлен, которая, словно герои романов Рабле, не знает стыда и границ демонстрации физиологии.



Несмотря на то, что главная мекка немецких кинематографистов, Берлинский кинофестиваль, является оплотом социальных и политических тем в кинематографе, новое немецкое кино давно переросло эти рамки и сейчас является одним из самых интересных и привлекательных для киноманов явлений. Зритель, который устал от однообразных шуток из голливудских комедий и типизированных историй любви, всё больше обращается к кино европейскому, а сейчас пальма первенства вполне может перейти от уже ставшего шаблонным французского к более холодному и драматическому немецкому кинематографу.

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!